Домой / Полезно знать / Коллекции: Григорий Лепс рассказывает Men’s Health о своем собрании икон
Elementaree

Коллекции: Григорий Лепс рассказывает Men’s Health о своем собрании икон

Коллекции: Григорий Лепс рассказывает Men's Health о своем собрании икон

В нашей новой рубрике «Коллекции» мужчины признаются в страсти к тому или иному собирательству. Для первого выпуска MH встретился с Григорием Лепсом, который, по мнению специалистов, сумел составить одну из лучших коллекций икон в мире.

Я начинал собирать иконы, которые западали в душу. В самом начале у меня было много ограничений — есть предметы, которые стоят больших денег, есть предметы практически бесценные.

Первую икону мне принесли на продажу, зная, что я интересуюсь иконописью — видел несколько коллекций у друзей, и глаза мои радовались. Написал ее довольно известный мастер — все еще живой. Это подделка, но сделанная на очень высоком уровне, написанная на старой доске. Поэтому я ее себе и оставил, она у меня до сих пор висит в коллекции как отправная точка.

Кстати, сегодня мастеров, хранящих и следующих совокупности правил и приемов иконописи, очень мало. Лучших из них я знаю, например, мастера Андрея Грачева — это очень талантливый человек. Иногда я у него заказываю иконы — что-то себе, что-то в подарок друзьям. Большое полотно «Страшный суд» для меня написал Грачев — работал около двух лет. Это доказательство того, что все еще есть люди, которые умеют писать так, как положено. Глядя на работы этого мастера у меня возникло желание создать школу иконописи, но это огромные затраты, к тому же иконопись сейчас — не очень популярное у молодежи занятие.

В начале коллекции был довольно интенсивный и азартный период — я практически каждый день что-то приобретал. На сегодняшний день я собрал более или менее все, что хотел.

Наиболее яркие произведения, встречавшиеся на моем пути, я приобрел — за исключением тех, стоимость которых превышала мои возможности. Но мне очень повезло с друзьями — иногда какие-то произведения, на которые у меня не хватало денег, мне дарили друзья.

Со временем у каждого собирателя появляется человек, который помогает в отборе, консультирует и по цене и по ценности того или иного предмета. Обычно его работа заключается в выборе произведений нужного временного периода. Человек, который помогает мне — Лев Вольфсон — мой большой друг и эксперт, знает мой вкус и на него ориентируется.

Всего в моей коллекции сейчас порядка двухсот икон. В последнее время я немного сбавил обороты, поскольку все купить невозможно. Но если появляются достойные произведения — покупаю.

Многие коллекционеры более высокого уровня говорят, что у меня очень достойная коллекция, некоторые даже считают, что одна из лучших в мире. В этом я сомневаюсь, конечно.

Есть люди, которые во много раз богаче меня и имеют иные возможности, у которых несколько другой уровень коллекции. Но с другой стороны, не всегда большая коллекция подразумевает высокое качество. Мне в этом смысле повезло — я всегда покупал хорошие и достойные предметы.

В мире искусства испокон веков множество мошенников, а на антикварном рынке криминала и подавно хватает. Я всегда принципиально избегал сомнительных сделок. Все предметы у меня чистые, все описаны и известны искусствоведам. В свое время я выпустил каталог — в том числе для того, чтобы все было прозрачно. В работе над ним мне помогали очень известные и авторитетные искусствоведы, такие как Виктория Викторовна Горшкова (Ярославский музей) и Елена Михайловна Ефименко (Исторический музей). Если возникают вопросы к тому или иному произведению, можно приехать, посмотреть, проверить.

За некоторыми иконами я гонялся десятилетиями. Есть предметы, которые я знал, видел и ждал двадцать лет. С чем это связано объяснить трудно — накрывает, понимаешь, что перед этой иконой можешь стоять часами.

Много лет назад в антикварном магазине на Арбате я увидел одну икону мастера Квашнина и каждый день после этого приходил и стоял перед ней по нескольку часов. Стоимость ее в тот момент была для меня неподъемной, но я свято верил, что рано или поздно эта икона ко мне придет — так и вышло. Сначала ее приобрел один человек, а потом решил продать, а я — купил. Были истории, когда я менял иконы на машины — денег на оплату не хватало, но была хорошая машина, Audi A8. Я уходил пешком и меня это совершенно не беспокоило — понимал, что машина еще будет. Машина через десять лет сгниет, а иконы — это вечность. Цена предмета никогда не была для меня отправной точкой. У меня не было ни верхнего, ни нижнего предела.

Некоторые считают, что нельзя платить больше определенной цены. Я же считаю, что можно всё, это вопрос возможностей и желания.

Я много езжу по России и конечно ищу предметы для своей коллекции — в Ярославской области, Костроме, во Мстёре и так далее. Пока еще пускали, искал что-то за границей. Как-то в Лондоне увидел великолепную работу на аукционе, в подлинности которой у специалистов были сомнения. Я посмотрел на нее, спросил, сколько стоит, мне сказали 25 тысяч фунтов, я ответил: «Продано». Они почесали ухо и решили подумать — до сих пор думают, дело было семь лет назад. Моя мотивация простая: достойную копию может создать не всякий мастер. Если эта икона и копия, то я хотел бы увидеть человекау, который ее создал, я таких не видел.

Глядя на коллекцию, я получаю неподдельное эстетическое удовольствие, но дело, конечно, не только в этом. Знаю коллекционеров, которые воспринимают иконы как свой «пенсионный фонд», я же иконы не продаю и продавать не собираюсь. Для меня это нечто большее, чем просто вложение денег. Я из дому не выйду, пока молитву не прочитаю, и спать не лягу, и на гастроли не поеду. Крест всегда на мне, а Бога нужно носить в душе.

Источник mhealth.ru

Nike МТС

Оставить комментарий

Nike Decathlon М.Видео
Вверх
туттут