Домой / М+Ж / Я просто смотрю: как живут и работают секс-модели видеочатов
Elementaree

Я просто смотрю: как живут и работают секс-модели видеочатов

Я просто смотрю: как живут и работают секс-модели видеочатов

Секс-чаты и веб-камеры постепенно отвоевывают пространство у более традиционных утех. Men’s Health, естественно, захотел поговорить об этом с участницами и очевидцами.

Вибраторы, подушки с вышитой Эйфелевой башней, алые занавески, страшненькие обои, ковры на стенах, диван в виде губ, плакат с надписью Love — веб-камера помимо собственно девичьих тел фиксирует еще и этот странный, иногда сиротский (одно из ключевых американских исследований на эту тему 2017 года так и называется: «Дешевый секс»), иногда почти зловещий, как у Линча, антураж. Взгляд через веб-камеру — как будто переход в иной мир, эротический черный вигвам, где твои собеседницы одновременно и самые что ни на есть простецкие и осязаемые girls next window, и хранительницы некоего потустороннего огонька (хотя вещают они преимущественно из собственных спален и светелок, делая свой дом публичным в старом и классическом смысле слова).

Эксперт говорит

Андрей Богданов, кандидат медицинских наук, сексолог

«Секс-чаты, по-моему, никак не связаны с желанием мужчины подглядывать за кем-то. В конце концов финальная, кульминационная часть общения с женщиной в таком чате — уход в приват, личный контакт и индивидуальное обладание. Побудительный мотив, который есть в этом случае у мужчины, ничем не отличается от того, который случается, когда он идет к проститутке или на сеанс эротического массажа.

Кстати, много мужчин приходят ко мне на прием, пытаясь, например, прекратить походы в заведения продажной любви. Причины разные: чувство вины перед женой или просто ощущение, что «это как-то неправильно». И за все мои годы практики не было ни одного мужчины, который бы винил себя за то, что имеет контакты в секс-чатах (хотя я, например, несколько раз лечил зависимость от порно). Между тем популярность таких чатов — огромная. То есть это мужской способ реализовать свое желание обладать многими женщинами, причем легкий способ, который, по мнению большинства, никак не выходит за моральные границы».

У Чеслава Милоша было эссе, написанное от лица девушки, позирующей для порножурналов. Там, в частности, говорилось: «А здесь вдруг тело совершенно не мое, почти как на гинекологическом кресле, хотя и там мы тоже внутренне противимся такой отстраненности, не хотим смотреть на себя глазами доктора. Мне вспомнились рассказы тех, кто вернулся из-за смертного порога, рассказы, которые при самом различном — в зависимости от убеждений — толковании совпадают в одном. Все эти люди уверяют, что в какой-то момент видишь где-то снизу, словно воспарив над нею, свою телесную оболочку, уже тебе безразличную. Пожалуй, это близко к тому, что я ощутила».

Это нельзя назвать в полном смысле подглядыванием. Тут все же попадаешь на вполне осознанное представление, где вместо замочной скважины — камера слежения. Скорее уж это продолжение логики инстаграма с его нарциссизмом. В отличие от классической порноиндустрии, у камеры редко сидят красавицы — форм и линий Аниссы Кейт или Никиты Беллуччи ты здесь рискуешь не обнаружить. Однако именно эта принципиальная неказистость придает остроты: ты попадаешь в чью-то усредненную и слегка замызганную фантазию, и тебя совершенно тут не стесняются, и именно что показывают, а не занимаются показухой. Обычное порновидео не дает чувства реальности, поход в бордель уничтожает чувство дистанции. А здесь как раз возникает редкое ощущение присутствия на стыке зрелища и реальности, обладания и созерцания, игры и жизни.

В предбаннике одного из популярных российских сайтов с веб-моделями, в частности, написано: «Природа позаботилсь о том, чтобы человеку было приятно не только заниматься реальным сексом, но и мастурбировать наедине с собой. Веб-модели обязательно вам помогут и направят на верный путь». Что ж, предоставим им слово.

Девушка №1

Возраст: 30 лет

Образование: среднее специальное, повар-кондитер

Семейное положение: разведена, есть ребенок

Я занимаюсь этим семь лет. Делала на два года паузу, когда выходила замуж. Потом развелась, денег опять нет. Пробовала работать на почте и няней, но это смешно. В итоге снова вернулась к секс-чатам. Когда только начинала в 2011-м, было по-другому. Ты могла немного раздеться в общем чате, потом с кем-то мастурбировать в приватном и максимум засунуть себе в задницу какую-то игрушку. На этом желания и мечты мужчин кончались. Сейчас же, чтобы удерживать внимание клиента, нужно жестить. Если раньше разные анальные просьбы были чем-то редким, то сейчас это — как выйти покурить. Если ты, как маньячка, не пихаешь что-то себе в зад, ты мужчине не интересна.

То же самое и с разными видами насилия — клиенты просят меня бить саму себя. Один, например, попросил, чтобы я подожгла себе волосы на лобке, другой умолял, чтобы втыкал­а иголки в бедра (а я втыкала, кстати, и заработала минут за десять сто долларов, все равно собиралась делать эпиляцию). Вообще, мы с подругами уже обсуждаем: может, современных мужчин уже так достало все это равноправие и феминизм. Жены дома, которые все знают про ремонт, начальницы, которые дают задания. Все это накопилось, и теперь мужчины хотят нас всех помучить, причинить боль и унизить. То же самое и в порно: был у меня опыт съемок, да и подруги в этой сфере. Анальный секс (а наверное, лучше всего — анальное изнасилование), то, чему бы, наверное, обучали в первом классе школы актрис порно, если бы такая была. Хочешь просто сексуально скакать сверху на мужчине? Нет, такие никому не нужны. Давай лучше тебя будут бить током! Сейчас я не считаю, что занимаюсь чем-то стыдным.

Стыдно — это когда я ходила полгода по собеседованиям и смогла устроиться надолго только в отделение почты за 16 000 рублей в месяц. Сейчас я зарабатываю от 60 000 — спокойно, из дома. У меня до сих пор красивое тело, я умею его использовать, а вы, мужчины, хотите его видеть — в общем чате у меня бывает одновременно по пятьсот человек. Ну и в чем тут проблема? У меня есть знакомый, он в прошлом профессиональный спортсмен, участвует в каких-то мелких боях без правил, ему уже всю голову отбили, а платят по 10 000 за бой. Вот это, я считаю, очень странное и бессмысленное использование своего тела. В секс-чатах сидит огромное количество детей — буквально пацаны от 13 лет. И это никто не контролирует, любой может зайти. Мне кажется, это ужасно. Но узнать, кто перед тобой, — нереально. Бывает, и взрослый мужчина выражается очень криво, говорит фразами из плохого порно. Стараюсь про возраст клиентов не думать.

Сейчас очень большая конкуренция, даже сложно представить себе, сколько девушек занимаются во всем мире. Ну а что? Я в детстве подрабатывала у отца на рынке, стояла по шесть часов на жаре. А тут тебе нужен только компьютер. С другой стороны, и заработать в чате стало сложно. У меня есть знакомая, которая сидит пять дней в неделю у веб-камеры, а получает 150 долларов. Есть еще боты, которые вместо девушек ведут беседы в общих чатах. Это просто программа, которая смотрит текст и моделирует ответ. Так тоже зарабатываются деньги. Еще есть бизнес видеороликов: ты просто записываешь свое секс-видео, и за него платят деньги (потом используют в таких же секс-чатах или в оформлении порносайтов, рекламе). За ролик в среднем платят от 10 до 50 долларов».

Своими словами

Олег, 26 лет, владелец сервиса секс-чатов

«Я владелец студии, где снимается разного рода эротическая продукция. Эта продукция используется (собственно, мы ее продаем) в интернете — и как самостоятельный контент, и как материал, например, для баннеров. Раньше на нашей базе действительно были комнаты, куда девушка могла прийти и поработать в чате, но недавно мы их убрали — бессмысленно их держать в наши дни. Сейчас у меня есть платформа, программное обеспечение, на базе которого я могу вывести сотни девушек в чат, причем из любого места, где есть веб-камера и более-менее современный компьютер, ну а держать для этого площади на студии — бессмысленно.

Плюс у меня есть контакты и договоренности с ресурсами, где секс-чаты рекламируются. Таким образом, девушке нужно просто удерживать клиентуру, всем остальным занимается моя компания. За услуги я беру с девушки процент — бывает, что и до 70 процентов ее заработка. Одной девушке, не имея ни связей, ни знаний о раскрутке в интернете, продвинуться нереально. С проституцией секс-чаты никак не пересекаются: там и там работают разные типы женщин. Например, много в секс-чатах сидят студенток в самом горячем возрасте, когда им хочется и себя показать, и подработать. Но на большее, чем видео, думаю, они идти не готовы. Я вообще считаю, что делаю хорошее дело: есть куча мужчин по всей России, которым нереально в своих заброшенных поселках при заводах, на стройках, сидя в бытовках, познакомиться и пообщаться с красивой бабой. Купить красавицу проститутку? Да денег жалко, машину надо чинить! А тут скинул с телефона пятьсот рублей — и у тебя контакт с молодой горячей девушкой».

Девушка №2

Возраст: 23 года

Образование: студентка второго курса

Семейное положение: есть парень

Раньше я работала на студии — ты просто приходишь, как на работу, в офис, где специально оборудованы маленькие комнаты. Для блондинок — какое-нибудь розовое одеяло, мишка плюшевый лежит. Ничего особенного, стандартные мужские стереотипы. И есть компьютер — включаешь, входишь в свой аккаунт и трудишься. Если постоянно работаешь с одной студией, то можно там и свое эротическое белье оставлять, чтобы не таскать каждый раз с собой, ну и игрушки они тебе выдадут продезинфицированные (я не пользовалась никогда, у меня — свои!).

Разумеется, в случае с такой комнатой ты получаешь меньше денег, поэтому я стала работать сама из дома — купила весь необходимый антураж, нашла хорошую компанию. Нужно поработать? Делаю приглушенный свет, переодеваюсь и тружусь. У меня на моем домашнем диване уже есть отработанные ракурсы и позы. Я долго их подбирала вместе с моим прошлым молодым человеком. Он, кстати, был совершенно не против. Мы даже как-то устроили для одного клиента совместный секс (выпили как-то на праздники). Тот клиент был счастливый! Сидел у себя в Нижнем Новгороде, а мы развлекались в Москве.

Зарабатываю я пока немного, около 350 долларов в месяц, но и занята максимум три дня в неделю. Зато немного подучила английский, куча клиентов — иностранцы. Не вижу в своем занятии ничего плохого — конечно, сексом за деньги я заниматься никогда не буду, это совсем другое. А вот так показать себя, сделать так, чтобы сотни мужчин тобой возбуждались, — по-моему, это круто. И потом не стоит думать, что у меня какая-то тупая работа. Чтобы что-то зарабатывать, нужно очень много думать: про то, как себя подавать, как выгодно выглядеть, как губы облизнуть, — творческая, можно сказать, работа.

Своими словами

Олег Дзимити, владелец службы «секса по телефону» в середине 1990-х

«Про секс-чаты я слышал, но сам не пользовался. Мне уже под 60, как-то стыдно в экран на маленьких девушек пялиться. В то время когда я организовал службу секса по телефону, изображение еще было не так важно — мужчинам хватало и возбуждающего голоса. Организовал я все стихийно: нашел через знакомых шесть человек, каких-то случайных девушек, которые хотят подработать. Одна, кажется, была проводницей, жила в Брянске, другая чуть ли не в Некрасовской библиотеке работала. Сели мы на квартире в Черемушках. Как работать, что делать, никто ничего не знал — я, как тогда полагалось, на рынке одеждой торговал.

Про сексуальный голос тоже особого понятия не было, и я таскал девушкам эротические и порнофильмы, чтобы они смотрели, слушали и перенимали интонации. Много я не заработал — торговать выгоднее, а эта эротическая служба была у меня скорее для души. Но хочу сказать, что популярность сервиса была дикая. Мы правильно подошли к рекламе: раскидывали листовки в гостиницах, раздавали таксистам, оставляли в кафе. В итоге девушки работали по несколько ночей буквально без сна.

Самое интересное, что сильно больше половины звонков были не про секс — люди хотели просто поговорить, рассказывали про работу, детей и жен. Одна наша девушка, кстати, вышла за клиента замуж, причем быстро — поработала, помню, буквально полторы недели. Другую какой-то мужик, вычислив адрес, подкарауливал с букетами. Может быть, это во мне возраст говорит, но раньше было душевнее, со стороны клиентов не был такого потребительского отношения. Да и девушки были не профессиональные соблазнительницы, а простые, хорошие русские бабы».

Источник mhealth.ru/

Nike МТС

Оставить комментарий

Nike Decathlon М.Видео
Вверх
туттут